История завода

Военные годы

Наша страна в 30-е годы прошлого столетия значительно отставала от развитых держав по уровню промышленности и выпуску продукции, особенно той, которая обеспечивала ее обороноспособность. ЦК партии и правительство Советского Союза создали специальную комиссию, которая, проверив состояние вооруженных сил, пришла к выводу о необходимости срочного укрепления оборонной промышленности. Особое место в этой программе отводилось авиации. Был намечен план создания заводов-дублеров. В 1936 году Наркоматом авиапромышленности было принято решение – построить на Урале завод по выпуску колес для самолетов, дублирующий Балашихинский литейно-механического завод. Почему именно в нашем городе? Здесь уже работали УАЗ и КУМЗ – алюминиевый и магниевый заводы, которые могли дать металл для изготовления авиационной продукции. Строительство началось перед самой Великой Отечественной войной – в 1940 году. Закончить планировали через пятилетку. Была определена подходящая площадка - недалеко от железнодорожной станции «Второй Синарской». Удобным место было еще и потому, что рядом, на левом берегу реки Исети, был строительный материал: камень, щебенка, песок. Электроэнергию тоже было где взять. 

Но нападение фашистских захватчиков на нашу страну изменило все планы. В декабре 41-го на строительную площадку пришли первые эшелоны с оборудованием и людьми эвакуированного литейно-механического завода из подмосковной Балашихи. Прибывших рабочих, специалистов, их семью разместили в бараках и частном секторе города. Зима была очень суровой. Стояли 40-градусные морозы. Но люди сразу включились в работу. Вагоны разгружали вручную. Грузоподъемной техники просто не было. Ящики с оборудованием оставляли возле железнодорожного плотна, наиболее ценный материал и инструмент складировали в существующих помещениях и выделенных в городе постройках. Почти сразу приступили к организации производства. В одном из деревянных помещений разместили литейное оборудование. Установили термопечь, тут же справа и слева тигельные печи, сушило для стержней и бегуны для приготовления стержневой смеси. Здесь же находился участок обработки литья. Рядом, в пристрое, стоял паровоз для отопления технологическим паром, компрессор для подачи сжатого воздуха. Работали по 12 часов - закону военного времени. 

В книге «Рожденный во имя Победы», посвященной 60-летию со дня основания литейного завода, один из ее авторов В.П. Кругликов приводит воспоминания инженера-металлурга плавильного участка Грекова Дмитрия Николаевича: «В феврале 1942 года опробовали установленное оборудование, зажгли плавильные печи. Производили переплав металла, разливали его в чушки-болванки плавильщики Овчинников, Голубев, Аббабакиров. На формовочном участке под руководством мастера Шишкина работали, Популовских, Борисова. На стержневом руководил работами Штыб. К началу марта все подготовительные работы были завершены. 11 марта после 12-часовой смены вообще никто не ушел домой. Все было готово к заливке форм. Но первую партию постигла неудача – выгорела фторприсадка. К половине следующего дня – 12 марта – детали были вновь заформованы и залиты металлом. Все отливки получились годными. Так были изготовлены первые корпус 77-4 и реборда 77-5, комплектующие колес для лицензионного самолета транспортного назначения Ли-2. Это и был день рождения нового авиационного завода, день рождения нового производства на Урале». 

Тяжелейшие физические испытания выпали на долю тех, кто этот завод строил, кто был с ним в первые военные годы. Самым трудным был 1942 год. Не хватало жилья и продуктов, топлива и электроэнергии. Условия труда были невыносимыми. Воспоминания людей, которых уже нет среди нас, бесценны. П.Ф. Щукин, выпускник московского ремесленного училища, спешно эвакуированного на Урал, молоденький электромонтер, вспоминал: «В строящемся корпусе устанавливали заводское оборудование, параллельно проводили электричество. В цехах гулял ветер, пролетал снег. Отопления не было. Чтоб хоть как-то согреться – зима была очень холодной – возле станков разводили костры. Установка оборудования не прекращалась ни на минуту. Каждый подключенный станок сразу же включался в рабочий ритм. Домой не ходили по нескольку дней. Работали, не выходя из цехов. Поспим два часа – и снова за работу. Из еды – только хлеб». Люди, выстрадав Победу, навсегда сроднились с заводом, считают его своим. 

В этой же книге завод описан на момент его пуска: «Довольно большая территория была обнесена дощатым забором, охраняемым девушками из воинской части и собаками. В центре, весь еще в лесах стоял единственный корпус механических цехов. На восток от него строилась котельная. Возле строившегося здания во временном помещении разместился опытный литейный участок. Неподалеку, тоже в сарайчике – ремонтно-механический цех. С северной части территории завода на тракт выходила проходная, около нее был построен маленький домик – отдел кадров и партком завода. Чуть подальше – столовая и овощехранилище». 

В архивных документах военных лет можно увидеть не только объемы и наименование выпускаемой продукции, но и те затраты, которые шли на модернизацию производства, на социальные программы. 

1942 год. Директором завода назначен Клементьев, главным инженером - Карпошевич. Несмотря на то, что объем готовой продукции при плане 400 тыс. рублей составил 1428 тыс. рублей, по 9 наименованиям изделий из 22 выпуск был сорван. В том же труднейшем 1942 году кроме производственных задач завод решал и социальные вопросы. Строили жилье: дома – 2130 м2, где разместили 430 человек, бараки – 3200 м2 – для 1100 человек. В сумме 124 тыс. рублей финансировалось строительство детского сада. На подготовку кадров было выделено 103 тыс. рублей. 16 тыс. рублей было потрачено на рационализацию и изобретательство. 

1943 год. Директором завода назначен Черняев, главным инженером - Арзамасцев. Специалисты - технологи и конструктора, совместно с главным конструктором работают над модернизацией авиаколес на машины Ил-4, Пе-8, Ер-2, Ил-6, Ту-2. Но не все на заводе идет гладко. Сказывается недостаток комплектующих, материалов и инструментов. В литейном цехе не хватает стальных тиглей, в производстве РТИ случаются перебои с резиной ДОББ-1, ВИАМ 106, в дефиците стальные «рубашки» для тормозов, подшипники для сборки авиаколес 7313, 7510, 7516. Все это на фоне отстрой нехватки электроэнергии. Как следствие – план I-го полугодия выполнен лишь на 63%. С июня 1943 года началась перестройка работы завода по следующим направлениям: укрепление трудовой, производственной и технологической дисциплины, улучшение материальных и жилищно-бытовых условий трудящихся, внедрение дифференцированной оплаты труда среди рабочих, мастеров, применение премиально-поощрительного системы оплаты труда, организация социалистического соревнования. В механических и литейных цехах – переход на поточный метод производства. В металлургических – укрепление руководящего состава и введение новой оргструктуры: цех литья в землю, цех литья в кокиль. Ведется жесточайший контроль изготовления модельной оснастки строго по чертежам. Результаты обнадеживающие. Если процент брака в июне был 13,9, то уже в декабре – 0,59 (по году – 4,81%). 

Учитывая неудовлетворительную работу завода зимой 1942-43 гг. проведена большая подготовка к работе в зимних условиях: в котельной введен в эксплуатацию 3-й котел, в корпусе № 1 проведена линия теплоснабжения, утеплены производственные и бытовые помещения, организован завоз торфа и заготовка дров. В результате этих мероприятий с июня 1943 года завод начал не только выполнять план, но и в течение 7-и последующих месяцев перевыполнять его. Но все же по итогам года, с учетом I-го полугодия, план завод не выполнил. 

Несмотря на трудности, социальная программа выполняется. Для 239 семей построены новые дома, на 81 место оборудованы 3 женских общежития. Работникам завода выделено 481 м3 дров, 38 м3 торфа, 101 тонна угля. Построена молочная кухня – на 100 детей, детсад на 86 мест, школа – 180 учеников. Для 205 детей организован летний лагерь отдыха. Из них бесплатно отдохнули 62 человека, а также 28 детей красногвардейцев. 

1944 год. Впервые с момента эвакуации коллектив завода выполнил и перевыполнил план по всем основным показателям. К уровню 1943 года по оборонной продукции выполнение составило 163, 6%. Во многом эти успехи достигнуты благодаря организации в цехе № 41 поточного метода производства барабанов К1.52 – линии реборд и линии хвостовых колес. В тоже время в цехах 42 и 45 оставались серьезные затруднения. Было принято решение - немедленно перестроить и эти цеха по методу поточного производства. Для этого пришлось переместить более 100 единиц станков. В праздничные дни 1и 2 мая, когда завод не работал, силами цехов 31 и 32 в цехе № 42 были созданы две основные поточные линии – корпусов и колодок. А в цехе № 45 установлены короткие линии по изготовлению деталей управления агрегатов, корпусов, тел поршней изделия 77-7. Цикл изготовления в результате проделанной работы сократился в 2-3 раза. 

Нехватка квалифицированных рабочих и инженерных кадров была серьезным тормозом в работе завода. Из 16 начальников цехов только 5 были с высшим образованием, 1 - со средним. Из 53 производственных мастеров среднее образование имели только 2 человека. 

Сокращая потери рабочего времени по заболеваниям, которые составили 66,7% от всех потерь, администрация завода разработала ряд мер: наладили производство резиновой обуви, в каждом цехе организовали ремонт обуви и пошив одежды, бесплатное лечение ослабевших в санатории и 3-х разовое питание молодых рабочих, предоставление жилья рядом с заводом. В этом же году все рабочие и специалисты были обеспечены землей под огороды и посадку картофеля. 

1945 год. Год напряженный, но оборонный заказ выполнен на 105,2%. В мае после празднования Дня Победы, разработан конверсионный план. Завод, вместо продукции военного времени, начал выпускать кастрюли, сковородки, мясорубки, колодки для изготовления валенок. Продолжается выпуск мотоободов к мотоциклу М-72. По итогам года, план по выпуску мирной продукции не выполнен. Завод остался без топлива, электроэнергия отключена. 

С жильем, в связи с прибытием рабочих с нижнетагильского завода № 120, вновь стало плохо. Обеспеченность квадратными метрами снизилась до 3,5 м2 на человека. Прачечная с объемами стирки спецодежды не справляется. В клубе завода нет мебели, мало музыкальных инструментов. Работают лишь два кружка: пения и струнный. 

Несмотря на трудности, семьи инвалидов и фронтовиков не забыты. 39 семей получили денежную помощь, бесплатно выдано 680 пар обуви, 515 штук различных наименований одежды, 337 метров мануфактуры, 205 кусков мыла, 510 кг крупы, 80 литров молока.

Послевоенные годы – доперестроечный период

Первый послевоенный 1946 год оказался для завода критическим. В течение этого года заводу несколько раз меняли номенклатурный план. Лишь немногие изделия, выпускаемые в войну, сохранились без конструкторских изменений. Коллективу завода была поставлена задача освоения большого количество новых изделий военной авиационной техники, разработанных во время войны, но не доведенных до серийного производства. Завод не мог в сжатые сроки обеспечить оснасткой одновременное производство гражданской и военной продукции. Несмотря на трудности, завод освоил серийный выпуск новых тормозных и хвостовых колес для самолета Як-18 и нового тормозного колеса для Ил-12. И все же годовой план оказался выполнен лишь на 76,4%. 

В те годы работа литейного завода не носила характер повышения технической культуры производства. Решались конкретные технические задачи. Приоритетным было направление совершенствования хвостовых и тормозных колес для самолетов, агрегатов управления тормозными системами. Вместе с тем, что завод оставался авиационным, почти половина мощностей предприятия была настроена на изготовление изделий широкого потребления. В те годы завод представлял собой низкое в организационном и техническом плане хозяйство. Все производство продолжало ютиться в одном построенном в военные годы корпусе. Новых сооружений не было. Особо удручающее впечатление производила литейка. В 1954 году после посещения завода министром авиационной промышленности Дементьевым, в министерстве был рассмотрен вопрос о проектировании и строительстве нового корпуса литейного цеха. Завод ждал технического обновления. Освоение новых изделий требовало высокого качества. На старом изношенном оборудовании это давалось с трудом. Крупномасштабная реконструкция всех переделов, в большей степени металлургического, заводскому коллективу была уже по силам. 

1962 год можно считать началом строительства и обновления завода. Возросшие потребности бурно развивающейся в те годы авиации поставили перед заводом громадные задачи по освоению изделий для новых типов летательных аппаратов как военного, так и гражданского назначения. Со строительством основных производственных корпусов: алюминиевого и магниевого литья, чугунолитейного и металлокерамики, модельного (для подготовки оснастки металлургических переделов) – значительно возрос объем номенклатуры заводской продукции. Период с 1981 по 1985 годы ознаменовался резким подъемом производства. Стремительное обновление завода дало свои замечательные результаты. В те годы было освоено большое количество новых изделий. Приобретено высокопроизводительное оборудование. Заказы поступали не только от министерства авиационной промышленности, но и от других министерств машиностроения. К 90-м годам КУЛЗ определился в качестве единственного изготовителя тормозных систем и взлетно-посадочных устройств для вертолетов, истребительной и малой авиации. Кроме того, заводу передали значительные объемы по гражданской авиации: изделия на самолеты Ту-154, Ил-76, Ан-26, Ан-24, Ан-32, на вертолет Ми-8. 

В заводской газете «Литейщик» (№2 март 2002 г.) в статье «60 лет для завода не возраст» генеральный директор завода А.В. Барабанов рассказывал: «В 90-91 годы в структуре заводской продукции 80% занимал государственный заказ. Мы не успевали выполнять заказы «оборонки», не успевали за потребностью гражданской авиации, не успевали поставлять комплектующие на финальные сборочные заводы. Половина всей продукции были готовые изделия для летательных аппаратов, 20% - товарное литье, остальное – запасные части для авиаколес и агрегатов управления».